ТурНавигатор. Серия мобильных путеводителей.
Ищите наши приложения в AppStore по слову Турнавигатор
Достопримечательности
Информация

Дом - музей Хоакина Сорольи

(Sorolla Museum / Sorolla Museum)
В музее собрана крупнейшая коллекция работ выдающегося испанского импрессиониста. Воплощение мечты художника о собственном жилище. Хранящиеся здесь подлинные вещи поведают о вкусах и источниках вдохновения.

Импрессионизм, родившийся в Париже середины XIX века, перевернул взгляды молодых художников на саму суть изобразительного искусства. Тончайшие вибрации воздуха и удивительный свет заполнили мансарды и чердаки, а затем ворвались в выставочные галереи Парижа. Художники со всего мира, как мотыльки на свет яркой лампы, поспешили в город на берегах Сены. Среди них оказался и уроженец Валенсии, Хоакин Соролья (1863-1923). Он не только принял новое искусство, но и сумел, не выходя за рамки стиля, найти в нем свою дорогу, которая и привела испанца… к собственному дому в Мадриде.

Дом, построенный художником, сохранился и в нем с 1932 г. располагается Музей Сорольи (Museo Sorolla). Этим мы обязаны жене Хоакина Сорольи, которая завещала наследие мужа государству, с одним условием – первым директором нового музея должен был стать единственный сын художника. Желание дарительницы было исполнено.

Однако дом-музей — не просто выставочные залы, где собрана крупнейшая коллекция работ выдающегося испанского импрессиониста. Это еще и реальное воплощение мечты художника о собственном жилище, к которому он шел почти полвека. Хранящиеся здесь подлинные вещи могут многое поведать о вкусах, предпочтениях и источниках вдохновения Хоакина Сорольи. К тому же, среди предметов обстановки немало настоящих произведений искусства. Внутри дома, особенно на первом этаже, царит подлинная богемная атмосфера начала ХХ в., которую создал в своем жилище Соролья. Помимо прочего, дом и сады, замечательны тем, что в самом сердце Мадрида встретились Валенсия и Андалусия.

Хоакин Соролья и Бастида (Joaquín Sorolla y Bastida)

Один из самых плодовитых художников Испании (в каталогах числится более 2200 его работ). Он должен был стать простым и бедным ремесленником, но судьба распорядилась иначе, как бы извиняясь за жестокость, проявленную по отношению к нему в самом начале жизни. Дело в том, что в 2-х летнем возрасте Хоакин Соролья остался сиротой. Мальчика и его младшую сестру взяла на воспитание тетка. Ее муж зарабатывал на жизнь слесарными работами, и Соролья должен был бы пойти по стопам приемного отца. Однако Хоакину повезло. Родственники обратили внимание на склонность мальчика к рисованию и позволили ему вечерами посещать местную школу Прикладного Искусства. По ее окончании Соролья получил свою первую в жизни, и, возможно, самую драгоценную художественную награду — ящик с красками. В 1879 г. Хоакин поступает в Высшую Школу Изящных Искусств Валенсии, а в 18 лет отправляется в Мадрид, где много времени проводит в залах Прадо, изучая творчество своих предшественников. Особенно его поразил Веласкес, влияние которого заметно в ряде известных работ художника.

В 1881 г. Соролья начинает свой долгий путь «к дому». Он принимает участие в различных выставках, правда без особого успеха. В 1884 г. Хоакин Соролья, наконец, получает медаль второго класса на Национальной выставке в Мадриде. Картина «Защита артиллерийской батареи Монтелеона» была написана с учетом предпочтений жюри. Объясняя приятелю причины своего «антихудожественного поступка» Соролья будто бы сказал следующее: «Если хочешь быть здесь замеченным и получить медаль — изображай мертвецов». В том же году, другая его работа, посвященная войне за независимость (война с Наполеоном), настолько пришлась по вкусу влиятельным соотечественникам, что власти Валенсии выдали художнику «грант» на обучение в Италии. На обратном пути Соролья провел некоторое время в Париже. Творческие приемы импрессионистов настолько поразили молодого человека, что он решил сделать тему воздуха и света главной в своем творчестве. Любимым «натурщиком» Хакина Сорольи стало побережье Валенсии. Неудивительно, что многие картины, представленные в собрании дома-музея, полны прозрачного света Льеванта и свежего дыхания моря.

В 1888 г. Соролья женился, а уже в следующем году молодая семья переехала из Валенсии в Мадрид, но до собственного дома было еще далеко. Художник продолжал участвовать в выставках и писать картины на заказ. Первый большой успех пришел к нему лишь через 11 лет. Картина «Несчастное наследство» была отмечена Большим призом (Grand Prix) Международной выставки в Париже. В том же 1900 г. Соролья стал еще и кавалером ордена Почетного Легиона. Известность сделала художника популярным и позволила ему сделать важный шаг на пути к обладанию собственным домом. В 1905 г. Хоакин Соролья купил участок земли на Пасео де Обелиско в Мадриде (нынешняя улица Пасео дель Хенераль Мартинес Кампос / Paseo del General Martínez Campos). Первая часть задачи была решена. Оставалось лишь построить дом. Легко сказать, а где взять на это деньги? Похоже, что нашлись они там же, где их впоследствии зарабатывал Дали — в Америке.

В 1909 г. Испанское Общество Америки (The Hispanic Society of America) устраивает в Нью-Йорке большую выставку Сорольи, на которую художник представил более 300 картин. 195 из них было продано – грандиозный коммерческий успех. Помимо этого, за полгода своего пребывания в Новом свете художник написал 20 портретов, в том числе президента США Тафта и Луиса Тиффани, владельца знаменитого магазина Тиффани в Нью-Йорке. Память об этой работе – грандиозная люстра от Тиффани с плафонами в виде желтых тюльпанов украшает зал для приема гостей на первом этаже музея.

В 1911 г. Соролья наконец обрел собственный дом в Мадриде, и тогда же из Америки пришел новый по истине грандиозный заказ на создание серии картин на тему «Взгляд на Испанию». Требовалось написать 14 полотен, высотой от 3,5 до 4 метров, и общей длиной – 68 м. Они предназначались для украшения одного из залов Испанского Общества Америки в Нью-Йорке. Эта работа буквально измотала Соролью. Целый год он ездил по всей Испании, делая наброски и эскизы, а потом несколько лет переносил их на холсты. Последняя картина цикла была отправлена в Америку в 1919 г. Прошло всего несколько месяцев, и с Сорольей случился апоплексический удар. От его последствий художник так больше и не оправился, а спустя 3 года, в возрасте 60 лет, умер. Но наследие художника живо и интерес к его творчеству по-прежнему велик. Последнюю выставку картин Сорольи в музее Прадо посетило почти полмиллиона человек. Убедительное свидетельство живой любви публики XXI в. к художнику, который подарил миру свет и яркие краски Испании.

Дом Музей

На первом этаже, где располагаются залы I, II и III, раньше были рабочие помещения художника. В первом когда-то хранились и готовились подрамники, холсты и кисти. Теперь здесь экспонируются автопортреты художника, портреты жены и детей Сорольи. В центральных витринах представлены каталоги выставок, награды и библиографические материалы. Следующий зал при жизни Сорольи служил кабинетом и выставочным залом, где посетители могли посмотреть и купить оконченные картины. За этой «персональной галереей» располагается третий зал — собственно мастерская художника. Там он и писал. Соролья создал в ней богемную и очень насыщенную атмосферу. Стены полны картин, множество декоративных объектов, предметы мебели, картины на мольбертах… Многочисленные окна и оконца, через которые сюда проникает солнце, наполняют зал ярким и живым светом, который отличает полотна Сорольи. Именно здесь были написаны многие портреты позднего периода.
Неоконченные работы на мольбертах, отражают привычку Сорольи писать несколько картин одновременно. В зависимости от настроения — до завтрака он занимался одной, после сиесты — другой. Прекрасный способ борьбы с творческой рутиной.

На том же этаже находятся зал для приема гостей и столовая. В салоне с огромными окнами сохранилась мебель периода жизни художника, а также привезенная из Америки драгоценная люстра с желтыми тюльпанами от Тиффани. Гостиная отделена от столовой небольшой комнатой — переходом, где размещена коллекция чаш для святой воды XVI – XIX вв. Путь в столовую лежит кастильских стульев, керамики, картин. Все это вместе чем-то неуловимо напоминает Эскориал времен Филиппа II. В столовой множество деталей отсылающих к валенсийским традициям: полы и нижняя часть стен отделанные мрамором, фриз с декоративной росписью, огромный резной стол ручной работы, керамика XVIII и XIX вв. Здесь же находится копия Мадонны Питти Микеланджело.

Выставочные залы 2-го этажа

На второй этаж ведет широкая лестница, которую Соролья планировал отделать так же как и столовую, но не успел. В прошлом эта часть дома безраздельно принадлежала семье художника, поэтому посторонним путь сюда был закрыт. Сейчас пространство второго этажа занято привычными выставочными залами, где можно проследить эволюцию Сорольи — живописца.

В зале № IV по большей части представлены работы периода формирования художника (1876-1889). Однако здесь есть несколько произведений, которые относятся к периоду его взлета (1900-1911).

В зале № V экспонируются картины 1909-1911 гг. Среди них изображения Алькасара Севильи, Альгамбры в Гранаде, Сьерры Невада и Собора в Бургосе. Наибольший интерес представляет картина «Сиеста». Ее главные героини — женщины семьи Сорольи (жена, дочери и племянница) отдыхают на зеленом лугу. Широкие мазки и сгустки красок в тех местах, которые художник хотел подчеркнуть, демонстрируют передовые для своего времени технические приемы Сорольи.

В зале № VI находятся эскизы и наброски, которые Соролья делал, работая над заказом Испанского Общества Америки. В подготовительный период он создал огромное количество эскизов и этюдов с изображениями бытовых сцен и народных костюмов разных регионов Испании: Галисия, обе Кастилии, Эстремадура и Наварра. Написанные свободными мазками они очень экспрессивны. Во многих случаях это лишь незаконченные наброски.

В последнем зале второго этажа (№ VII) собраны картины, которыми Соролья занимался в 1914-1919 гг., параллельно с выполнением американского заказа. Здесь стоит обратить внимание на пейзажи Гранады, а также на два портрета: сына художника и исполнительницы куплетов Ракель Мельер. Последняя известна тем, что прославила оперетту «Продавщица фиалок».

Сады.

После знакомства с образом жизни и творчеством Сорольи, самое время прогуляться по садам, которые разбиты перед домом. Они разделены на три совершенно разные зоны, где воспроизведена атмосфера и облик некоторых уголков Андалусии.

Первое из этих зеленых пространств напоминает Сад Тройи в Королевском Алькасаре Севильи (El jardín de Troya de los Reales Alcázares de Sevilla). Оно выполнено в полном соответствии с моделью андалузского патио. Две колонны, увенчанные скульптурами, отделяют первый садик от второго. Образцом для него послужил один из двориков Хенералифе (Patio de la Acequia) в Гранаде. Вечнозеленые мирты юга Испании мирно соседствуют с итальянским искусством: историческими колоннами и классической римской статуей. Противоположные элементы: итальянские перголы и севильский бассейн, встречаются друг с другом и в третьем саду. Их объединяет аллегорическая фигура «Фонтана признаний».

Позади дома находится маленькое Андалузское Патио (дворик), центром которого стал фонтан украшенный изразцами. Здесь художник поместил свою коллекцию керамики.

Источник информации: Сайт "2Hispania"